Старший механик корабля «Оркестр»

  • 25 января 2024
В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
Есть такая пословица — «как корабль назовешь, так он и поплывет». Но плавать без главного в машинном отделении — старшего механика или «деда», как его называют на флоте, — такому судну вообще не суждено. Вот и «корабль» оркестра с места не сдвинется, пока его «машинное отделение» не возьмет под себя хозяин.
Таким «хозяином» Симфонического оркестра радио «Орфей» вот уже много лет является его директор Юрий Айнетдинов. Главная задача, считает он, это организовать творческий процесс. То есть все собрать воедино, как в машине, чтобы все механизмы работали. Творческий процесс — это главное, и неважно, что для его осуществления может срочно потребоваться что-то необычное.
Юрий Айнетдинов: Был у нас конкурс молодых композиторов. Ну там вообще своеобразные «песни», и там директору приходится очень «весело». Отбираются партитуры, и пять произведений мы играем на конкурсе, когда жюри уже сидит. Вот пишут мне такие записки: «А у вас в оркестре есть такие инструменты, как диджериду, болгарка или ведро с гвоздями?». У него написано это в партитуре, он прошел отбор на этот конкурс. Ну, мы тоже с юмором, музыканты любят пошутить. В основном вопрос задают из группы ударных инструментов о том, какие гвозди нужны — медные или стальные. Но иногда помогают композитору. Например, когда он сказал «болгарка», то пришлось ему объяснить, что никто не разрешит в здании ДЗЗ в пятой студии что-то резать болгаркой, пожарные не разрешат. И выручили наши музыканты. Ударники ему сказали, чтобы он принес кружку и электрическую зубную щетку. И вот таким образом они в микрофон сделали болгарку. Своя специфика у нашего оркестра. Работают прекрасные музыканты, очень много играем современной музыки. И в этом случае выходить надо из этого положения. Так что было и ведро с гвоздями, и теннисные шарики….
Старший механик корабля «Оркестр»
Такую специальность, как директор оркестра, нельзя получить ни в вузе, ни на специальных курсах. Этому нигде не учат. Профессионализм нарабатывается опытом, самостоятельно полученными знаниями (в том числе и по финансовым вопросам), личными связями. И, конечно, лучше, чтобы у директора было музыкальное образование. У Юрия Айнетдинова оно есть, он окончил Российскую академию музыки имени Гнесиных. А еще нужно быть хорошим человеком.
Юрий Айнетдинов: Должны быть доброжелательность и понимание. Дисциплина — дисциплиной, но оркестр — это живой организм. И люди все абсолютно разные. И надо немножко психологом быть. Потому что к каждому должен быть индивидуальный подход. И еще нужно терпение.
Создание комфортной психологической атмосферы на работе — главная задача директора оркестра, потому что хорошее настроение музыкантов передаётся и публике.
Юрий Айнетдинов: Когда потом идут овации и поклоны, то, стоя за кулисами, ты понимаешь, что твоя лепта тоже в этом есть. Это как-то тепло и радует.
Но для публики директор остается человеком-невидимкой. Он на сцене не «светится», он всегда в «машинном отделении».

Последние выпуски программы

Царствовать, но не править

В новейшей истории про британского суверена нередко говорят: «он царствует, но не правит» (reins but does not rule). В целом, это общепринятая формула, характеризующая положение государя или государыни в ограниченных монархиях. Рояль — инструмент королевский. И, пожалуй, не будет преувеличением сказать, что в составе оркестра у него сходная роль.

Он играет, как умеет

Фраза известная — «Не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет». Говорят, что такие таблички нередко висели в салунах Дикого Запада. Призыв в целом правильный и гуманный, вопросов не вызывает. Но бывает такое, что хочется спросить: а как он играет и как умеет?

Громко, тихо, но отчаянно здорово

Фортепиано — это два итальянских слова: forte (громко) и piano (тихо). А ещё это рояль, пианино и целый океан музыки, который человеку не переплыть, не переиграть за всю свою жизнь.